Поиск по сайту   
+7 (905) 606 01 96
79056060196@ya.ru
Общественный информационный портал
История города Дубна

О путях-дорогах фронтовых


22 июня. День, длинною в четыре года

Личные истории:


Абросимова Владимира Никитича
Авдеева Владимира Николаевича
Агапова Михаила Дмитриевича
Алексеева Леонида Романовича
Андриановой Анастасии Сергеевны
Анцупова Павла Сергеевича
Байкова Николая Егоровича
Басова Иосифа Николаевича
Башилова Владимира Яковлевича
Белла Давида Натановича
Белова Анатолия Алексеевича
Блеклова Алексея Васильевича
Борисова Ивана Васильевича
Борисовой Елены Михайловны
Братолюбова Виктора Аркадьевича
Букарева Олега Васильевича
Буланова Василия Ивановича
Бушковой Лидии Михайловны
Васильева Александра Федоровича
Васильева Николая Павловича
Васильевой Валентины Николаевны
Васильевой Валентины Николаевны
Величко Ивана Ивановича
Виноградова Николая Петровича
Власова Константина Ефимовича
Вовк Ларисы Федоровны
Воеводова Евгения Андреевича
Воронина Алексея Борисовича
Вороновой Тамары Гавриловны
Вутто Григория Афанасьевича
Гаврилова Краснослава Александровича
Гакаме Людмилы Ивановны
Галкиной Елены Петровны
Ганкина Михаила Наумовича
Гертмана Якова Матвеевича
Глазова Николая Ивановича
Голованова Василия Егоровича
Горбаня Анатолия Васильевича
Горбаткина Семена Иосифовича
Гордиенко Зинаиды Васильевны
Горина Михаила Иосифовича
Горшкова Николая Ивановича
Гошева Александра Алексеевича
Гребенюка Григория Федоровича
Григорашенко Валентина Степановича
Губарева Михаила Андреевича
Гудковой Марии Петровны
Гусевой Раисы Николаевны
Деднева Павла Алексеевича
Дедюхиной Софьи Александровны
Дейкиной Анны Ивановны
Демина Бориса Николаевича
Демина Сергея Степановича
Джелепова Венедикта Петровича
Диденко Ивана Васильевича
Дидыка Юрия Константиновича
Егорихина Ивана Николаевича
Елисеевой Нины Афанасьевны
Ермолаевой Любови Петровны
Ерусалимцева Петра Михайловича
Жаворонкова Федора Николаевича
Жаркова Василия Дмитриевича
Жижериной Тамары Ивановны
Жохова Михаила Сергеевича
Жукова Николая Васильевича
Загвоздкина Василия Георгиевича
Задорожного Михаила Григорьевича
Занкисовой Александры Александровны
Зарубиной Валентины Васильевны
Иванцова Степана Федоровича
Игнатовой Валентины Николаевны
Иевлевой Нины Александровны
Исаева Петра Степановича
Каинова Геннадия Ксенофонтовича
Каленова Михаила Николаевича
Калинина Михаила Ивановича
Каманина Виктора Васильевича
Карасева Андрея Сергеевича
Карасева Виктора Ивановича
Кирсановой Марии Ивановны
Киселева Федора Матвеевича
Кобачева Николая Титовича
Кобер (Науменко) Веры Николаевны
Козлова Вениамина Дмитриевича
Колбина Сергея Ивановича
Колосова Алексея Михайловича
Колосовой Веры Ивановны
Кольцова Алексея Николаевича
Комиссарова Анатолия Гавриловича
Конакова Константина Георгиевича
Константинова Дмитрия Федоровича
Кормилицына Федора Петровича
Коромыслова Анатолия Степановича
Короткова Михаила Дмитриевича
Короткова Михаила Дмитриевича
Корчагина Михаила Михайловича
Коршунова Алексея Ивановича
Кочнова Ивана Дмитриевича
Кочурова Григория Егоровича
Красавина Василия Петровича
Краснова Виктора Ивановича
Крутикова Василия Алексеевича
Кудряшова Виктора Ивановича
Кудряшова Григория Егоровича
Кудряшовой Антонины Яковлевны
Кукушкина Александра Филипповича
Кукушкина Василия Ивановича
Кулешова Василия Константиновича
Кулика Дмитрия Калистратовича
Куликова Николая Васильевича
Куренкова Виктора Григорьевича
Кучумова Николая Григорьевича
Лабетова Александра Ивановича
Лебедева Якова Ефимовича
Лепкина Михаила Петровича
Лихачева Михаила Федоровича
Лукьянова Бориса Дмитриевича
Лушина Петра Васильевича
Макарова Александра Матвеевича
Малиновой Татьяны Ивановны
Малышева Михаила Георгиевича
Мальцева Алексея Александровича
Малюшицкого Алексея Александровича
Мамаевой Екатерины Петровны
Мещерякова Михаила Григорьевича
Моревой Софьи Дмитриевны
Мосалова Михаила Капитоновича
Ореловича Михаила Семеновича
Осипенко Бориса Павловича
Осокина Алексея Никаноровича
Павлова Василия Ивановича
Панковой Марии Ивановны
Параховатого Михаила Михайловича
Печерского Бориса Федоровича
Платонова Константина Захаровича
Погосяна Самвела Тевановича
Поздеева Дмитрия Николаевича
Попкова Василия Ивановича
Попковой Марии Григорьевны
Попова Юрия Михайловича
Поповой Валерии Петровны
Поповой Зои Алексеевны
Пуженкова Михаила Ивановича
Ракаева Сергея Ивановича
Ревицкой Варвары Сергеевны
Рожкова Николая Ивановича
Русакова Алексея Александровича
Рылова Николая Дмитриевича
Рычкова Александра Ивановича
Рябикова Григория Ивановича
Садовникова Петра Ивановича
Саенко Алексея Петровича
Самарской Анны Михайловны
Сатыбалдыева Махмуда Садыковича
Сатыбалдыевой Надежды Григорьевны
Сачикова Алексея Ивановича
Симакова Павла Васильевича
Ситникова Михаила Ивановича
Смирнова Георгия Ильича
Смирновой Екатерины Ефимовны
Смирновой Екатерины Романовны
Смирного Василия Константиновича
Смолякова Федора Тарасовича
Соловьева Ивана Дмитриевича
Сорокина Николая Ивановича
Сосуновой Зинаиды Филипповны
Становова Василия Ивановича
Столярова Александра Даниловича
Сурминова Ивана Федоровича
Талтанова Егора Васильевича
Тарасова Василия Федоровича
Тереховой Таисии Васильевны
Тихомирова Александра Филипповича
Точилина Василия Ивановича
Устенко Евгения Петровича
Федукова Степана Васильевича
Филимонова Александра Ивановича
Филимонова Ивана Ивановича
Фирсова Алексея Ивановича
Флерова Георгия Николаевича
Фомичева Ивана Ильича
Франка Ильи Михайловича
Цапурина Василия Дмитриевича
Чередиловой Антонины Ивановны
Черкунова Александра Ивановича
Черняева Георгия Алексеевича
Чистякова Николая Петровича
Чубуркова Юрия Тимофеевича
Шалаевского Матвея Рафаиловича
Шалаевской Ираиды Сергеевны
Шафранова Михаила Дмитриевича
Шестерикова Василия Филипповича
Шестова Александра Васильевича
Шешунова Всеволода Михайловича
Шигина Бориса Ивановича
Шилова Николая Ефимовича
Шишова Михаила Алексеевича
Шляпина Василия Васильевича
Щербаковой Александры Ивановны
Эрманбрик Лидии Сергеевны
Яковлева Ивана Михайловича

Из воспоминаний Исаева Петра Степановича

За давностью лет могли позабыться очень важные факты и впечатления. Но многое я вижу, слышу, ощущаю и теперь так ясно, как будто это происходило совсем недавно: голоса и тембры голосов людей, шелест снарядов и визг приближающейся мины, звуки разрядов и сернистый запах пороха, краски и прелый запах осеннего леса, краски вчерашней зари, температуру воздуха, ощущение тепла от костра, разложенного на снегу в еловом лесу... Я вижу упирающееся в меня дуло фашистского «фердинанда» в бою под Лебединым, вижу блеск, вспышку огня от выстрела, слышу звенящий звук направленной в меня, приближающейся ко мне «болванки», ощущаю град осыпавшихся на меня комьев земли, и снова переживаю свое возвращение к жизни!...

Часто сантиметры отделяли жизнь от смерти, сотни, тысячи солдат рядом со мной или в окрестности, которую я мог окинуть взглядом, погибали или оставались на поле боя искалеченными. Кто они? Я не знал их имени и фамилии, но я помню их застывшие навек неестественные позы! Это позы героев и мучеников, погибших во имя счастья людей на Земле!

Наш стрелковый полк с боями подходил к Днепру. Всем хотелось быстрее выйти к его берегам. Но фашистские бомбардировщики «висели» над нами ежедневно с утра до вечера и мешали идти вперед. Я помню, что когда до Днепра осталось километров 15-20, мы думали, что пройдем это расстояние за день. Однако в этот день мы прошли не более семи километров, так как нам мешала вражеская авиация.

Погода была изумительная: все дни были ясными, теплыми, безоблачными. И все три дня были похожи один на другой. Около семи часов утра, после завтрака, полк строился в походную колонну: солдаты-пехотинцы, полковая артиллерия, хозяйст¬венные повозки вытягивались в длину, достигающую примерно 2 километра. Не успевали мы пройти 1-2 километра, как с Запада на высоте примерно километра появлялись немецкие бомбар-дировщики в количестве примерно 150-200 самолетов. Это было потрясающее действие: равномерный гул тяжело нагруженных бомбардировщиков под охраной самолетов истребителей надвигался на нашу пехотную ленту по дороге необратимо и страшно. Раздавалась команда «воздух» и все, что было на дороге разбегалось в стороны от нее на 200-300 метров и более, кто насколько успевал. Кто успевал втянуться в деревню, разбегался по огородам, прятали повозки, лошадей в укрытие под сараями, под деревьями. В это время вражеские самолеты, начиная с головы нашей колонны и до ее хвоста, сбрасывали бомбы, как посевной материал на разбежавшуюся по сторонам от дороги колонну. Мы только втянулись в небольшую деревню и я улегся вместе с другими солдатами поодаль друг от друга в картофельной борозде на огороде. Я слышал, как бомбовый вал с громадной скоростью разрывов приближается ко мне, почти накрывает меня и проходит дальше. Земля сотрясается подо мной от мощных взрывов. Комья земли ударяют мне по спине. Пыль и запах пороха летит в нос. Но уже через минуту гул удаляется в хвост колонны, а я с незнакомыми мне солдатами, ибо все перемешалось в эти минуты, стряхиваем с себя пыль и комья земли, приводим себя в порядок. Кто-то зовет к колодцу умыться. Слышны стоны раненых, молчат убитые, пристреливают раненых лошадей. Слышна команда «Стройся!». Полк постепенно собирается в походную колонну, на что уходит 1,5-2 часа, и начинается движение на Запад к берегу Днепра. В течение дня немецкая авиация совершала 4-5 налетов, и полк почти топтался на месте. Вечером шли донесения от рот и батальонов в штаб полка о потерях за день. Убитых в полку было мало: 5-10 человек на 3-4 тысячи. Раненых около 20-25 человек. Страдали лошади, которым прятаться было некуда. В один из таких налетов я лежал недалеко от небольшого холмика высотой около метра, и видел скатывающуюся с него, как арбуз, голову человека...

Мы вышли к Днепру южнее города Канева на 15 километров. Это случилось либо 18 либо 19 сентября — я не помню сейчас точной даты. Фашисты находились в лесистом правом берегу. Наш берег — низкий, песчаный, усеянный маленькими кустиками. Теперь начались другие муки — немцы просматривали наш берег на 5-10 километров и обстреливали из пушек и минометов каждую цель. С рассвета до темноты жизнь на нашем берегу замирала. Но с наступлением сумерек начинали подготовку к форсированию реки.

В ночь с 23-го на 24-е сентября мы приготовились к форсированию Днепра. Немцы вели себя по привычной схеме. К трем часам утра реже стали взлетать ракеты. В этот момент шепотом была передана команда — «Вперед!» и мы устремились вперед. Теперь быстрее — быстрее пока не взвились в воздух новые немецкие ракеты.

Ночь была звездная, было тепло. Мы спешили изо всех сил, переправлялись как можно тише. И когда до вражеского берега оставалось метров 50-70, в небе появились ракеты, а через мгновение — раздались пулеметные очереди, затем начали рваться в воде мины и снаряды-Солдаты прыгали с плотов и лодок в воду и плыли к вражескому берегу. С нашего берега заговорила артиллерия, «Катюши». Стало веселее. А мы, как только вылезли из воды так и устремились вперед — надо было занять высокий берег, отогнать немцев от воды подальше.

К 6-7 часам утра положение стабилизировалось. Нам удалось отвоевать полосу шириной в 400-500 метров. У нас была телефонная связь с нашим берегом. Наша артиллерия немедленно прикрыла нас мощным огненным заслоном. Местность перед нами была овражистая и лесистая — танки противника не могли нас атаковать.

Я не помню сейчас какой день был самым трудным для нас. Вероятно первый. Нас оставалось совсем мало. Я видел вправо и влево несколько солдат. Мы только что отбили очередную атаку немцев, в голове гудело от стрельбы и разрывов гранат. Но немцы впереди, в небольшом, заросшем кустами, овраге готовились к новой атаке. Сколько их там было — не знаю, но на этот раз их было много и мы понимали, что для нас эта атака будет последней, нас осталось в живых слишком мало. Видимо так понимал обстановку и наш командир, который по телефону передавал очередное донесение о скоплении немецкой пехоты в 100-150 метрах от нас. Было около 6 часов вечера. Буквально через 3-4 минуты после телефонного звонка с нашего берега «заиграла» «Катюша», и мы услышали приближающийся шелест ракетных снарядов.

И вдруг мы почувствовали, что этот шелест приближается к нам и каждый из нас, втягивая голову в плечи, вжимался до предела в свой наспех вырытый окопчик. Мы понимали, что от этого залпа «Катюш» нам спасения нет, он накрывает нас. Все длится доли секунды. Но в эти же страшные доли секунды залп снарядов пролетал над нами и точно попал в скопление немецкой пехоты. Это был потрясающий грохот, земля качалась под нами, а впереди было видно пламя, дым поднялся высоко в небо, были слышны вопли, крики, стоны раненых немцев. Вскоре все стихло... Ни в этот вечер, ни в эту ночь нас больше не атаковали.

В первый день, отбив около 10 атак немецкой пехоты, нам удалось закрепиться на берегу. Всю ночь с захваченного нами плацдарма под яростным обстрелом противника вывозили раненых на противоположный берег, а к нам везли подкрепление, боеприпасы, еду, подвозили на плотах более тяжелую артиллерию.

Все следующие дни были похожи на первый — непрерывные бои за расширение плацдарма, атаки и контратаки, борьба с пехотой и танками противника, сплошные налеты вражеской авиации.

Через неделю наш плацдарм стал большим — до 5 км вдоль берега и до 10 км — в глубину.

За форсирование Днепра мне была вручена первая боевая наг¬рада — медаль «За боевые заслуги».


Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2016-2021 Город-Дубна.рф